Вход на сайт
440000, г. Пенза ул. Володарского 49 тел.: +7(8412)45-83-30, факс.:55-07-35 e-mail: ombudsman.pnz@gmail.com
Карта сайта
Версия для слабовидящих   |   Размер шрифта ААА   |   Цвет сайта ЦЦ
Главная » Протокол заседания Экспертного совета при Уполномоченном от 11 апреля 2017 года

Протокол заседания Экспертного совета при Уполномоченном от 11 апреля 2017 года

Протокол

заседания Экспертного совета при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в Пензенской области №1

 

г.Пенза,                                                                                                                                    11 апреля 2017 года

Начато: 16:00

Окончено: 17:30

Присутствовали:

Алейников Борис Николаевич

Алейникова Анастасия Борисовна

Большаков Игорь Олегович

Жуков Денис Алексеевич

Забнев Александр Александрович

Кузахметов Карим Фаридович

Раков Александр Владимирович

 

Повестка заседания:

1. Проблема незаконного заключения под стражу предпринимателей

2. Проблема провокационных закупок алкоголя несовершеннолетними лицами с нарушением законодательства

3. Введение санкции «предупреждения» в ряд статей Кодекса Пензенской области об административных правонарушениях

 

Выступили:

Кузахметов К.Ф. выступил с приветственным словом. Отметил, что в настоящий момент серьезной общероссийской проблемой являются незаконные заключения под стражу предпринимателей при расследовании так называемых экономических преступлений. Важность проблемы подчеркивает так же то, что Уполномоченным при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борисом Титовым инициировано создание бессрочной акции «стоп-арест», направленной на прекращение нарушений прав предпринимателей при расследовании преступлений.

1. Алейников Б.Н. выступил с докладом по проблеме незаконного заключения под стражу предпринимателей. В июле 2016 года были внесены поправки в Уголовный кодекс Российской Федерации (далее – УК РФ) и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ), в результате которых, в частности, ст. 159 УК РФ была дополнена частями 5-7, предусматривающими ответственность предпринимателя за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, совершено в крупном или особо крупном размере соответственно .

Рассматривая вопросы применения уголовной ответственности в отношении предпринимателей и использования различных мер пресечения их незаконной деятельности, необходимо отметить, что заключение под стражу выглядит эффективным средством предотвращения исчезновения обвиняемого или подозреваемого из поля зрения правоохранительных органов, а также ограничения его возможностей по уничтожению документов, переводу денежных средств и применению других способов сокрытия преступных действий.

Но на практике ситуация отличается от законотворческой и «законоисполнительной» модели. Так, И. Киркора, главный юрисконсульт общероссийской общественной организации «Деловая Россия», отмечает, что уголовно-правовое давление на бизнес в современных условиях очень сильно, а 70% обращений предпринимателей в общественную организацию связано со ст. 159 УК РФ. Вместе с тем, число возбужденных уголовных дел значительно превышает число уголовных дел, дошедших до суда, что косвенно подтверждает давление на предпринимателей со стороны государственных органов власти. При этом даже в том случае, если уголовное дело не дойдет до суда, негативный эффект от него для бизнеса может стать фатальным. Кроме этого, нередки случаи, когда правоохранительные органы давят на сотрудников компании, угрожая привлечь их к уголовной ответственности как соучастников и членов «организованной преступной группы»

Между тем согласно ч. 1 ст. 108 УПК РФ, заключение под стражу может быть применено только по судебному решению за преступления, предусматривающие наказание в виде лишения свободы на срок свыше 3 лет, если невозможно применение иной, более мягкой, меры пресечения. В исключительных случаях данная мера пресечения может быть избрана и за преступления, по которым предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет, но при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

1) отсутствие у подозреваемого или обвиняемого постоянного места жительства на территории России;

2) если не установлена личность подозреваемого или обвиняемого;

3) если подозреваемым или обвиняемым нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) подозреваемый или обвиняемый скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

В соответствии с положениями ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, при отсутствии четырех обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 108 УПК РФ, заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, связанных с мошенничеством, присвоением, растратой, причинением имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. ст. 159-159.3, 159.5-159.6, 160, 165 УК РФ) при условии, что данные преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 171 - 174, 174.1, 176 - 178, 180 - 183, 185 - 185.4, 190 - 199.2 УК РФ (преступления в сфере экономической деятельности), без каких-либо других условий.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2016 г. № 48 (далее – Постановление № 48) «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и другой экономической деятельности» дает толкование вышеназванным положениям УПК РФ . Так, подчеркивается, что единственным условием для заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 171 - 174, 174.1, 176 - 178, 180 - 183, 185 - 185.4, 190 - 199.2 УК РФ, является наличие обстоятельств, предусмотренных п.п. 1-4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ. При этом даже наличие этих обстоятельств не освобождает суд от обязанности «в каждом случае обсуждать возможность применения иной, более мягкой меры пресечения».

В отношении подозреваемого или обвиняемого в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 159-159.3, 159.5-159.6, 160, 165 УК РФ, как указано ранее, существует дополнительное условие, наличие которого суд обязан выяснить при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, – совершение преступления в сфере предпринимательской деятельности.

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении № 48, преступления, предусмотренные ч.ч.1-4 ст. 159, ст.ст. 159.1-159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 УК РФ, следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности.

К членам органа управления коммерческой организации Постановление № 48 относит, в частности, члена совета директоров (наблюдательного совета) или члена коллегиального исполнительного органа коммерческой организации (например, правления акционерного общества), а также лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа (директор, генеральный директор, председатель производственного кооператива и т.п.).

Предпринимательской деятельностью, в соответствии с положениями Постановления № 48, является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

В данном случае фактически используется формулировка понятия «предпринимательская деятельность», изложенная в ч. 1 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Верховный Суд РФ также определяет понятие мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, как умышленное полное или частичное неисполнение лицом, являющимся стороной договора, принятого на себя обязательства в целях хищения чужого имущества или приобретения права на такое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

В Постановлении № 48 подчеркивается, что преступления, предусмотренные ч.ч. 5-7 с. 159 УК РФ, совершаются только специальными субъектами -  индивидуальными предпринимателями и (или) членом органа управления коммерческой организации и исключительно в сфере предпринимательской деятельности.

Следовательно, при отсутствии обстоятельств, предусмотренных п.п. 1-4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ, заключать под стражу подозреваемых и обвиняемых в совершении этих преступлений запрещено.

Интересным также является положение рассматриваемого Постановления № 48 о том, что в случае совершения экономических преступлений индивидуальными предпринимателями или членами органа управления коммерческой организации в соучастии с иными лицами, не обладающими данным статусом, в отношении последних также не может быть избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Важно отметить, что и в более раннем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 г. № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (далее – Постановление № 41) указывалось на обстоятельства, которые должны учитываться судами при оценке возможности применения меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении предпринимателей .

В Постановление № 41 Верховный Суд РФ трактовал понятие «сфера предпринимательской деятельности» более широко. Специальные субъекты преступлений, предусмотренных ст.ст. 159-159.6 УК РФ, были определены также, как и в Постановлении № 48: «индивидуальные предприниматели в случае совершения преступления в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим им имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также члены органов управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности». Однако эти преступления считались «совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность самостоятельно или участвующим в предпринимательской деятельности, осуществляемой юридическим лицом, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью».

В настоящее время Постановление № 48 исключило носящий абстрактный характер признак обязательности непосредственной связи преступлений, предусмотренных ч.ч. 1-4 ст. 159, ст.ст. 159.1 - 159.3, 159.5, 159.6, 160 и 165 УК РФ, с предпринимательской деятельностью как необходимое условие отнесения их к совершенным в этой сфере и, как следствие, устранила неопределенность в понятии «сфера предпринимательской деятельности».

На наш взгляд, это нововведение позволит значительно сократить случаи произвольного толкования судом и стороной обвинения указанного понятия, что положительно скажется на защите предпринимателей от незаконного и необоснованного заключения под стражу.

Вместе с тем необходимо учитывать, что положение о понятии «сфера предпринимательской деятельности», содержащееся в Постановлении № 48, не носит строго юридически нормативно-правовой характер .

В этой ситуации, по нашему мнению, заслуживают внимания предложения Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Б. Титова о том, что для устранения противоречий при определении того, какой вид деятельности осуществлялся подозреваемым или обвиняемым, целесообразно дать нормативное определение понятия «преступление, совершенное в сфере предпринимательской деятельности» в ст. 5 УПК РФ (основные понятия, используемые в данном кодексе).

Не менее важным выглядит предложение бизнес-омбудсмена о введении новой отдельной главы в УПК РФ - «Особенности производства по уголовным делам в сфере экономической деятельности», которая, в числе прочего, должна предусматривать возбуждение уголовных дел в отношении предпринимателей только с санкции прокурора либо главы следственного органа. Также прокурорским органам должны быть предоставлены полномочия по возбуждению уголовных дел в отношении должностных лиц при заведомо незаконном уголовном преследовании по экономическим статьям УК РФ. Введение данной меры обусловливается прежде всего тем, что в современных условиях ответственность должностных лиц правоохранительных органов за нарушение УПК РФ при расследовании преступлений в экономической сфере абсолютно не пропорциональна тому размеру вреда, который может быть нанесен ведению бизнеса и хозяйственной деятельности организаций и индивидуальных предпринимателей.

Раков А.В. отметил, что ограничение по принадлежности к субъектам предпринимательской деятельности недопустимо.

Забнев А.А. указал, что отношении к предпринимателям при расследовании уголовных дел в Пензенской области отличается в сравнении с другими регионами.

Раков А.В. отметил, что для понимания актуальности для нашего региона поставленной проблемы необходима статистика: общероссийская, областная, соседних регионов.

Алейников Б.Н. и Кузахметов К.Ф. высказали необходимость выработки единой позиции по описанной проблеме.

Жуков Д.А. подтвердил наличие проблемы, сообщив, что подавляющее большинство ходатайств о заключении под стражу судами удовлетворяются.

Раков А.В. указал, что необходима актуальная статистика о количестве предпринимателей, содержащихся под стражей по преступлениям экономической направленности, о количестве поданных и удовлетворенных ходатайств об освобождении из под стражи, о количестве освобожденных из под стражи предпринимателей, в частности по реабилитирующим основаниям.

Кузахметов К.Ф. отметил необходимость проведения отдельного заседания Экспертного совета по данному вопросу.

Решили:

1.      Рекомендовать Уполномоченному по защите прав предпринимателей в Пензенской области Кузахметову К.Ф. провести сбор актуальной статистики по следующим вопросам:

- количество предпринимателей, содержащихся под стражей по преступлениям экономической направленности,

- количество поданных и удовлетворенных ходатайств об освобождении из под стражи,

- количество освобожденных из под стражи предпринимателей, в частности по реабилитирующим основаниям

2.      Организовать отдельное заседание Экспертного совета при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в Пензенской области, посвященное данной проблеме

 

2. Кузахметов К.Ф. доложил о проблеме провокационных контрольных закупок алкогольной продукции. В Пензенской области участились случае, когда несовершеннолетние лица, подстрекаемые правоохранительными органами или общественными организациями, совершают провокационные контрольные закупки алкогольной продукции (в т.ч. пива) в магазинах. В дальнейшем продавца или собственника магазина привлекают к административной ответственности и назначают штраф значительных размеров. При этом фактически в деле отсутствуют какие-либо доказательства вины продавца кроме показаний самого несовершеннолетнего лица. Сложившаяся в области практика показывает, что суды не берут во внимания показания предпринимателя или свидетелей и при отсутствии каких-либо материальных доказательств, например, записей видеокамеры, привлекают к ответственности продавца или предпринимателя. В связи с этим, одним из возможных путей решения сложившейся проблемы возможно введение ответственности для «закупщиков» или их законных представителей, которая будет предупреждать неправомерные действия с их стороны.

Большаков И.О. предложил разработать проект введения сбалансированной ответственности между предпринимателем (продавцом) и несовершеннолетним покупателем.

Раков А.В. отметил, что описанная проблема многогранна, однако судебная практика складывается таким образом, что если предприниматель совершает ряд действий (вывешивает «таблички» о запрете продажи алкоголя, проводит инструктаж сотрудников и т.д.), его не привлекут к ответственности, в случае ошибки продавца.

Алейникова А.Б. отметила, что введение ответственности для родителей несовершеннолетних труднореализуема.

Эксперты отметили, что предлагаемая инициатива скорее всего не получит достаточного одобрения в обществе.

Раков А.В. предложил проводить информирование предпринимателей о существующей проблеме.

Решили:

Рекомендовать Уполномоченному по защите прав предпринимателей в Пензенской области проводить информирование субъектов предпринимательской деятельности о способах защиты своих прав при проведении незаконных провокационных контрольных закупках алкогольной продукции несовершеннолетними лицами.

 

3. Кузахметов К.Ф. доложил, что Уполномоченным по защите прав предпринимателей в Пензенской области было выявлено, что в действующем Кодексе Пензенской области об административных правонарушениях в ряде статей, предусматривающие составы правонарушений и санкции за их совершение, отсутствуют санкции в виде предупреждения. По мнению Уполномоченного в целях улучшения деловой атмосферы региона данные санкции необходимо предусмотреть в случае малозначительности правонарушения.

Забнев А.А. подтвердил актуальность проблемы, отметив, что комиссии в своей работе часто указывают на отсутствие в санкции статьи такого наказания, как «предупреждение».

Эксперты одобрили предложение Уполномоченного.

Решили:

Рекомендовать Уполномоченному по защите прав предпринимателей в Пензенской области инициировать введение в санкции ряда статей Кодекса Пензенской области об административных правонарушениях наказания в виде «предупреждения».

 

Дата создания: 20.06.2017 17:37
Дата обновления: 20.06.2017 17:52